КОРОЛИ НУМЕНОРА - Форум


Приветствую Вас Гость
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ellesar, MadmaN, Elvenstar 
Форум » Вселенная Lord of the Rings » Летопись Средиземья » КОРОЛИ НУМЕНОРА
КОРОЛИ НУМЕНОРА
☆☆☆Elvenstar☆☆☆Дата: Понедельник, 07/Дек/2009, 15:20 | Сообщение # 1
Толкинист
Группа: Модераторы
Сообщений: 2328
Награды: 4
Статус: Offline


 
КОРОЛИ НУМЕНОРА

- НУМЕНОР
- КНЯЖЕСТВА ИЗГНАННИКОВ
- ЭРИАДОР, АРНОР И ПОТОМКИ ИСИЛДУРА
- ГОНДОР И НАСЛЕДНИКИ АНАРИОНА
- НАМЕСТНИКИ

1. НУМЕНОР
Феанор был среди Эльдар наиболее умелым в искусствах и науке, но он был также излишне горд и своеволен. Он создал три удивительные драгоценности, три Сильмарила. Он наделил их светом волшебных деревьев: Тельпериона и Лаурелина. В Средиземье не сохранилось ни одного изображения Золотого Древа Лаурелин, произраставшего в землях Валар. Злодей Моргот возжаждал этих драгоценностей и похитил их, а когда волшебные деревья были уничтожены, унес Сильмарилы с собою в Средиземье и хранил их в крепости Тангородрим.
Феанор, против воли Валар, покинул Благословенный Край и направился на чужбину, в Средиземье; за ним пошли многие из его племени. Ослепленный гордыней, он решил силой отобрать Сильмарилы у Моргота. Так началась безнадежная война, в которой Эльдар и Эдайны совместными усилиями пытались захватить Тангородрим и потерпели в конце концов ужасное поражение. Эдайнами (Аданами) называли три племени людей, которые раньше всех прибыли на Запад Средиземья и на побережье Великого Моря. Эти племена были союзниками Эльдар в борьбе с Врагом. Предания утверждают, что во все времена между Эльдар и Эдайнами были заключены всего три супружеских союза: Лючиэнь и Верен,
Идриль и Туор, Арвен и Арагорн. В этом третьем браке объединились две издавна разделившиеся ветви полуэльфийских родов, тем самым род обновился и продолжился. Лючиэнь Тинувиэль была дочерью Тингола, прозванного Серый Плащ, короля Дориата в Первоначальную Эпоху, и Мелиан из рода Майяр. Верен же был сыном Барагира из Первого Дома Эдайнов. Лючиэнь и Верен вырвали из железной короны Моргота чудесный Сильмарил.
Лючиэнь, став женою смертного человека, отреклась от бессмертия и покинула племя эльфов. Сын ее звался Диор, а его дочь Эльвинга еще хранила у себя бесценный Сильмарил.
Идриль Келебриндаль была дочерью Тургона, короля тайного государства Гондолин.
Туор был сыном Гуора из рода Хадора, Третьего Дома Эдайнов; он прославился в войнах с Морготом. Сыном Идриль и Туора был Эарандил-Мореплаватель.
Эарандил взял в жены Эльвингу и, поддерживаемый чудодейственной силой Сильмарила, прошел сквозь Тьму и достиг Заокраинного Запада. Говоря от имени и людей, и эльфов, он заручился помощью, благодаря которой Моргот был побежден. Однако вернуться к смертным Эарандилу не разрешили, корабль его унес Сильмарил в небеса, где с тех пор чудесная драгоценность блистала звездою надежды жителям Средиземья, изнывающим под игом Всеобщего Врага и его прислужника.
Сильмарилы вечно хранили сияние Двух Дерев Валинора, которые цвели, пока Моргот не отравил их. Два других Сильмарила погибли в конце Первоначальной Эпохи. Всю их историю, а также много сведений об эльфах и людях той поры, можно найти в книге "Сильмариллион".
Сыновья Эарандила, Элрос и Элронд, были полуэльфами. Они единственные потомки героических вождей Эдайнов Первоначальной Эпохи. После гибели Гил-Гэлада только их потомки представляли в Средиземье королевский род эльфов. К концу Первоначальной эпохи Валар потребовали, чтобы полуэльфы окончательно выбрали, к которому из двух племен хотят принадлежать. Элронд выбрал эльфов и вскоре прославился среди них своей мудростью. Теперь он имел ту же привилегию, что и эльфы из Перворожденных: они могли, утомившись жить среди людей, взойти в Серебристой Гавани на корабль и отплыть на Заокраинный Запад; это право сохранялось за ними на протяжении всех эпох. Детям Элронда также был предоставлен выбор: они могли вместе с отцом покинуть Средиземье либо остаться, утеряв дар бессмертия. Вот почему любой исход Войны за Кольцо, успешный или неуспешный, должен был причинить Элронду душевную боль.
Элрос выбрал людей и стал жить среди Эдайнов, но и он, и его потомки отличались особым долголетием. Валар, Хранители и Опекуны мира, за жертвы, понесеные Эдайнами в битвах с Морготом, одарили их землей, огражденной от всех бед, терзающих Средиземье. Тогда большая часть Эдайнов поплыла за Море и, руководствуясь звездою Эарандила, прибыла на обширный остров Эленна, расположенный западнее всех земель, заселенных смертными. На этом острове Эдайны основали государство Нуменор.
Посреди острова находилась высокая гора Менель-тарма; с ее вершины человек с острым зрением мог разглядеть белые башенки пристани Эльдар, Эрессеи. Эльдар завязали с Эдайнами дружеские сношения, щедро одаривая их богатствами и знанием; но Эдайнам был поставлен один важный запрет, или "Завет Валар": им нельзя было заплывать на запад дальше, чем они могли достать взором со своих берегов, и ступать на землю Благословенного Края. Ибо первые нуменорцы, хотя и жили втрое дольше обычных людей, должны были оставаться смертными: Валар не имели права лишать их Человеческого Дара (или Проклятия, как позже назвали это люди).
Элрос стал первым королем Нуменора и известен в хрониках под именем Тар-Миниат - так звучал по-эльфийски его титул. Потомки его жили подолгу, но все умирали в назначенный срок. Позднее, достигнув огромной мощи, потомки порицали Элроса за неправильный выбор, завидовали бессмертию Эльдар и роптали на Завет Валар. С этого начался их бунт, подстрекаемый подлыми советами Саурона, бунт, приведший к падению Нуменора и гибели древнего мира, - о чем повествует книга "Акаллабет". Вот имена королей и королев Нуменора: Элрос Тар-Миниат, Вардамир, Тар-Амандил, Тар-Элендил, Тар-Менельдил, Тар-Алдарион, Тар-Анкапима (первая правящая королева), Тар-Анарион, Тар-Сорион, Тар-Тельпириан (вторая королева), Тар-Минастир, Тар-Кириатан, Тар-Атанамир Великий, Тар-Анкалимон, Тар-Телиммайт, Тар-Ванимельда (третья королева), Тар-Алкарин, Тар-Калмакил.
Наследники Калмакила отказались от эльфийских имен и правили под именами нуменорскими (эдайнскими): Ар-Адунахор, Ар-Симратон, Ар-Сакальтор, Ар-Гимильтор, Ар-Инсиладон. Этот последний, несогласный с такой заменой, принял имя Тар-Палантир, "Видящий далеко". Дочь его должна была стать четвертой королевой, Тар-Мириэль, но племянник короля коварством захватил престол и правил под именем Ар-Фаразона Золотого; это был последний король островного Нуменора.
Еще во времена Тар-Элендила первые корабли нуменорцев вновь прибыли к беретам Средиземья, Первородная дочь этого короля, Сильмариэн, имела сына Валендила, который стал первым правителем западного края, Андуниэ, и дружил с Эльдар. Прямым потомком Валендила был Амандил, последний правитель Андуниэ, и его сын Элендил Стройный.
У шестого короля была лишь одна наследница-дочь. Она-то и стала первой королевой Нуменора, и с тех пор повелось, что власть передается первенцу короля, будь то сын или дочь.
Нуменор просуществовал до конца Второй Эпохи; его мощь и слава непрестанно возрастали. Вплоть до середины этой эпохи росла также и мудрость нуменорцев, - и их королевство процветало. Первые тени, предвестники горестного конца, наползли в годы правления Тар-Минастира, одиннадцатого короля. Это он послал большое войско на помощь Гил-Гэладу. Он любил Эльдар, но и завидовал им. К этому времени нуменорцы стали умелыми мореходами и, познав просторы моря к востоку, начали подумывать о плавании на запад, в запретные воды. Чем лучше им жилось, тем сильнее жаждали они бессмертия, которым обладали Эльдар.
Хуже того: короли-преемники Минастира воспылали жаждой богатства и власти. Вначале нуменорцы прибывали в Средиземье как друзья и наставники более слабых племен, которым угрожал Саурон; однако постепенно их пристани превратились в настоящие крепости, царящие над всеми прибрежными землями. Атанамир и его преемники наложили на эти земли тяжкую дань, и корабли нуменорцев отплывали, доверху нагруженные добычей.
Первым осмелился выступить против "Завета Валар" Тар-Атанамир. Он заявил, что имеет право на бессмертие, как и Эльдар. Тень над Нуменором сгустилась, и мысль о смерти все сильнее растравляла души людей. Среди нуменорцев пошел раскол: одни взяли сторону короля и готовы были порвать с Эльдар и Валар, другие - немногочисленная горсточка, именовавшая себя "Верными", - постепенно переселялась в западный край королевства.
Короли и их сторонники мало-помалу забросили язык Эльдар, и наконец двадцатый по счету король принял нуменорское имя Ар-Адунахор, что значит "Владыка Запада". Имя это показалось Верным зловещим - до сих пор так величали лишь достойнейших Валар либо самого Старшего Владыку. Действительно, Ар-Адунахор стал преследовать Верных и наказывать тех, кто осмеливался говорить по-эльфийски. Эльдар перестали посещать Нуменор.
Мощь и богатство нуменорцев все возрастали, но век их становился все короче, и они уже не могли радоваться жизни, охваченные страхом смерти. Тар-Палантир попробовал искоренить зло, но было уже поздно; Нуменор сотрясали мятежи и усобицы. После кончины Тар-Палантира предводитель мятежников захватил трон и принял имя Ар-Фаразон. Не было равных Ар-Фаразону Золотому в гордости и могуществе, и ничто не могло его удовлетворить, кроме владычества над всем миром.
Он решил оспорить власть Саурона Великого над Средиземьем и отплыл во главе сильного флота к Ум-бару. Сила Нуменора была столь велика, что все приспешники оставили Саурона, и ему пришлось сдаться; он признал свое поражение и просил победителя о милости. И Ар-Фаразон, ослепленный гордыней, взял Саурона с собою как пленника в Нуменор. Саурону не потребовалось много времени, чтобы опутать короля и его советников своими сетями; вскоре все нуменорцы, кроме горсточки Верных, перешли на сторону Тьмы. Саурон обманул короля, заверив его, что нельзя получить бессмертие, не завладев Благословенным Краем, и что запрет был наложен лишь для того, чтобы короли-нуменорцы не могли превзойти Валар. "Но великий властитель сам берет то, что принадлежит ему по праву", - говорил он.
Наконец Ар-Фаразон поддался уговорам Саурона; дни его близились к концу, и страх перед смертью затмевал разум. Он накопил столько оружия, сколько еще не видел мир, и когда все было готово, велел трубить сбор и отплыл на запад. Он нарушил Завет и решил силой добыть бессмертие, сразившись с Владетелем Запада. Но когда Ар-Фаразон ступил на Благословенный Берег, Валар, отрекшись от своего опекунства, обратились к Единому и мир мгновенно переменился. Нуменор погиб, поглощенный пучиною моря, а Земля Бессмертных отодвинулась так далеко к краю земли, что никто более не мог ее разглядеть. Так погибло славное королевство Нуменор.
Последний предводитель Верных, Элендил, спасся со своими сыновьями на девяти кораблях; они увезли с собой семена дерева Нимлот и Семь Кристаллов Ясновидения, полученные родом Элендила от Эльдар. Буря занесла корабли на побережье Средиземья, и тут, в северо-западном углу, нуменорские изгнанники основали княжества Арнор и Гондор. Элендил был признан верховным правителем и поселился в Ануминасе на севере, а южные земли поделил между сыновьями, Исилдуром и Анарионом. Это они построили Осгилиат и две крепости, Минас-Этер и Минас-Анор, близ границ Мордора. Ничего хорошего не проистекло из гибели островного Нуменора, кроме одного: полагали, что вместе с ним погиб и Саурон.
Это было не совсем так. Правда, при крушении Нуменора Саурон утратил телесную оболочку, в которой был известен миру до тех пор, но, превратившись в Духа Ненависти, злым вихрем был занесен обратно в Средиземье. Ему не удалось более найти себе такое тело, которое показалось бы людям красивым; черный и отвратительный, он сохранил лишь одно оружие - страх; и оно опять привело его к власти. Какое-то время он скрывался в Мордоре, не подавая признаков жизни. Но доведавшись, что Элендил, которого он люто ненавидел, уцелел и создал свое государство у пего под боком, Саурон воспылал неукротимой яростью.
Вскоре он начал воину с изгнанниками, чтобы не допустить их укрепления на новых землях. Ородруин пробудился и задышал огнем; с тех пор в Гондоре его называли Амон-Амарт, Роковая Гора. Однако Саурон ударил слишком поспешно, не подготовившись как следует, в то время как силы Гил-Гэлада были уже достаточно велики. Объединившись в Последний Союз, эльфы и люди одолели Саурона и лишили его Кольца Всевластия. На этом кончилась вторая эпоха.

2. КНЯЖЕСТВА ИЗГНАННИКОВ
Северная ветвь рода - Наследники Иснлдура
Арнор:
Элендил,+, Вторая Эпоха, 3441; Исилдур,+, 2;
Валендил, 249 ;
Эльдакар, 339;
Арантар, 435;
Таркель, 515;
Тарандор, 602;
Валендор,+, 652;
Элендор, 777;
Эарендор, 861.
Артедайн:
Эмлайт из Форноста (старший сын Эарендора), 946;
Белег, 1029;
Мэлиор, 1110;
Келефарн, 1191; Келебриндор,1272;
Мальвегил, 1349;
Аргелеб 1,+, 1356;
Арвелег I, +, 1409;
Арафор, 1589;
Аргелеб II, 1670;
Арвегил, 1743;
АрвелегП, 1813;
Араваль, 1891;
Арафант, 1964;
Арведуи - последний князь,+, 1975. Конец Северного княжества. Вожди:
Аранарт (старший сын Арведуи), 2106;
Арахаэль, 2177;
Арануэр, 2247;
Аравир, 2319;
Арагорн 1,+, 2327;
Араглас, 2455;
Арахад I, 2523;
Арагост, 2588;
Араборн, 2654;
Арахад И, 2719;
Арасуэль, 2784;
Арахорн I, +, 2848;
Арго нуи, 2912;
Арадор,+, 2930;
Арахорн II, +, 2933;
Арагорн II, Четвертая Эпоха, 120.

Южная ветвь - Наследники Апарнона
Короли Гондора.
Элендил;
Исилдур и Анарион, +, Вторая Эпоха, 3440;
Менельдил, сын Анариона, 158;
Кемендор, 238;
Эарандил, 324;
Анардил, 411;
Остогер, 492;
Ромендакил I (Таростар), +,541;
Тарондор, 667;
Арантар I, 748;
Сириондил, 830.

Далее идут четыре короля-мореплавателя:
Тараннон Фаластор, 913 - первый бездетный король, передавший власть племяннику, сыну Таркириана;
Эарнил 1,+, 936;
Кириандил,+, 1015;
Йармендакил I (Кириагер), 1149.

В эти годы Гондор достигает вершины могущества.
Атанатар II Славный, 1226;
Намаркил I, 1294 - второй бездетный король; после него правил младший брат, Кальмакил, 1304; Миналькар (в 1240 - 1304 регент) в 1304 коронован под именем Ромендила II, умер в 1366;
Валакар; в его правление начался упадок Гондора, смуты и братоубийственные раздоры;
Эльдакар, сын Валакара (вначале звался Винитгар) был свергнут с престола в 1437; Кастамир Самозванец, +, 1447; Эльдакар вновь восходит на трон, 1490;
Альдамир (второй сын Эльдакара), +, 1540;
Йармендакил II (Винарион), 1621;
Минардил,+, 1634;
Телемнар, 1636, этот король со всем потомством умер от морового поветрия; ему наследовал племянник, сын Минастара, который был младшим сыном Минардила, Тарондор, 1798;
Телимехтар Умбардакил, 1850;
Нармакил II, +, 1856;
Калимехтар, 1936;
Одонгер, +, 1944; вместе с двумя сыновьями пал в бою. После 1945 корону получил победоносный Эарнил, потомок Телимехтара Умбардакила: Эарнил II, 2043;
Эарнур, +, 2050. На нем королевский род пресекся и возобновился лишь в 3019 (Элессар Тельконтар). В промежутке между ними королевством правили наместники.

Наместники Гондора
Род Гурина:
Пелендор, 1998, правил год после смерти Ондогера и убедил гондорцев не признавать претензии Арведуи Арнорского на трон Гондора;
Верондил Охотник, 2029;
Мардил Степенный, первый наместник, правивший всей страной. Его преемники отказались от употребления эльфийских имен.
Правители-наместники:
Мардил, 2080;
Эрадан, 2116;
Эрион, 2148;
Белегорн, 2204;
Турин 1,2244;
Турин 1,2278;
Хадор,2395;
Барагир, 2412;
Дэор, 2435;
Денетор I, 2477;
Боромир, 2489;
Кирион, 2567. При Кирионе ристанийцы заселили земли Каленардона;
Галлас, 2605;
Турин И, 2628;
Белектор I, 2655;
Ородрет, 2685;
Эктелион 1,2698:
Эльгамон, 2743;
Верен, 2763;
Берегонд, 2811;
Белектор И, 2872;
Тарондир, 2882;
Турин II, 2914;
Тургон, 2953;
Эктелион II, 2984;
Денетор II - последний из Наместников. Сын его, Фарамир, стал князем области Эмин-Арнен, наместником короля Элессара; Четвертая Эпоха, 82.



★★★†Серый†★★★

Хотите найти много модов? Обращайтесь помогу!!!

 
☆☆☆Elvenstar☆☆☆Дата: Понедельник, 07/Дек/2009, 15:21 | Сообщение # 2
Толкинист
Группа: Модераторы
Сообщений: 2328
Награды: 4
Статус: Offline


 
3. ЭРИАДОР, АРНОР И ПОТОМКИ ИСИЛДУРА
Эриадором издавна называли вес земли, лежащие между Мглистыми и Голубыми горами; его границей с юга служило Море и впадающая в него близ Тарбада река Гландуин. Во времена наивысшего расцвета Арнор охватывал весь Эриадор, за исключением окрестностей реки Лунной, земель к востоку от Моря и реки Гремучей, где находились Раздел и Холлин (иначе - Остранна). От реки Лунной начинались земли эльфов, зеленые и тихие; люди их не посещали, однако гномы проживали (и ныне проживают) к востоку от Голубых гор, особенно в той их части, которая тянется от реки Лунной к югу, где у гномов есть рудники, действующие до сих пор; поэтому они часто проходят, направляясь на восток, по Большому Тракту, и так было еще до того, как мы, хоббиты, поселились в Хоббитании. У Серебристой Гавани проживал Кирдан Корабел; говорят, он живет там и поныне и останется, пока последний корабль не отплывет на запад. Во времена королей эльфы из Перворожденных еще не покинули Средиземье: они обитали в области Кирдана Корабела либо в приморских землях Линдона. Ныне эльфов в Средиземье очень мало - а может, и вообще уже не осталось.
Северные княжества и дунаданы
После Элендила и Исилдура Арнором правили восемь королей. Когда, однако, сыновья последнего из них, Эарендора, повздорили между собой, государство поделили на три части: Артедайн, Рудаур и Кардолан. Артедайн, северо-западная часть, включал земли между Берендуином и Лунной, а также местности к востоку от Большого Тракта вплоть до Непогожей. Рудаур лежал на северо-востоке между Вересковыми Пустошами, горой Непогожей и Мглистыми горами, а также захватывал клин между Серой Водой и Гремучей. Границы южной части, Кардолана, определялись Берендуином, Серой Водой и Большим Трактом.
В Артедайне династия Исилдура закрепилась надолго, но в Рудауре и Кардолане вскоре угасла. Нередко вспыхивали между этими удельными княжествами споры и стычки, дунаданы гибли во множестве. Основным яблоком раздора было Буреломное Угорье и земли к западу от него в сторону Бригора. И Рудаур, и Кардолан желали захватить Непогожую (тогда еще Амон-Сул), которая находилась на стыке их уделов, ибо в башне на Амон-Суле хранился главный палантир Севера; два другие находились в Артедайне.
В Артедайне начал править Мальвегил, когда на Арнор впервые пала тень тревоги: на севере, за пустошами Эттен возникло государство Ангмар. Земли его лежали по обе стороны гор, и на них собралось множество всяческого людского отребья, орков и прочих темных тварей. (Властитель Ангмара, известный под именем Чернокнижника, был, как много позже выяснилось, Вождем Призраков Кольца; он явился на север, чтобы уничтожить арнорских дунаданов, и раздоры между ними были ему на руку. Гондор в то время еще оставался неприступным).
При Аргелебе, сыне Мальвегила, князья Артедайна вспомнили о своих правах на трон всего Ар-нора, как единственные потомки Исилдура. Однако Рудаур воспротивился им. Дунаданов там осталось немного, власть захватил вождь горных племен, тайный приспешник Ангмара. Аргелеб выстроил укрепления на Буреломном Угорье, но погиб на войне с Рудауром и Ангмаром. Арвелег, сын Аргелеба, с помощью Кардолана и Линдона отбросил врага с Буреломного Угорья; с тех пор еще много лет Артедайн и Кардолан совместно держали сильную стражу на границе вдоль гор, Большого Тракта и верхнего течения Серой Воды. Кажется, в эти годы даже Раздол подвергся нападению и осаде. В 1409 году большое войско из Ангмара вторглось в пределы Кардолана и окружило Амон-Сул.
Дунаданы были разбиты, Арвелег пал в бою. Башня на Амон-Суле была разрушена и сожжена, но палантир спасли и перевезли в Форност, столицу Дальнего Севера. Рудаур попал под власть слуг Ангмарского Чародея, а уцелевшие дунаданы отступили на запад. Вражеские набеги уничтожили Кардолан. Арафор, сын Арвелега, был тогда еще подростком, однако мужественным не по летам; с помощью Кирдана он изгнал врагов из Форноста и с Северных Холмов. Остатки кардоланцев оборонялись в Турн-Гортаде (где нынче Могильники) или укрывались в лесах. Видимо, на какое-то время эльфам удалось одолеть Ангмар; Элронд привел подкрепление из Раздела и из-за гор, т.е. из Лориена. Вот тогда-то народ Стурсов, живший в междуречье Серой Воды и Гремучей, переселился на запад и на юг - из-за бесконечных войн, страха перед Ангмаром и неуклонно ухудшающегося климата (особенно на востоке Эриадора). Часть из них вернулась в Глухомань, на реку Ирисную, и занялась там рыболовством.
При Аргелебе II с юго-востока пришло в Эриадор моровое поветрие, от которого вымерла большая часть населения Кардолака, особенно в Мингириате. Сильно пострадали также и хоббиты, но чем дальше к северу, тем слабее сказывался мор, и северные уделы Артедайна не были затронуты. Однако дунаданам Кардолана пришел конец; злые силы Ангмара и Рудаура захватили опустевшие холмы и надолго утвердились там.
Говорят, что курганы Турн-Гортад, ныне Могильники, очень древнего происхождения, их воздвигли в незапамятные времена Первоначальной Эпохи праотцы Эдайнов, еще до переселения в Белерианд, от которого ныне уцелел лишь Линдон. Вот почему, вернувшись в эти места, дунаданы почитали Могильники заповедным местом и часто хоронили там своих королей и вождей. По мнению некоторых летописцев, Могильник, где умертвил схватили Хранителя Кольца, был гробницей последнего князя Кардолана, погибшего в 1409 году.
К 1974 году мощь Ангмара возросла снова, и в конце зимы Чернокнижник напал на Артедайн. Внезапным ударом он захватил Форност и вынудил еще живущих там дунаданов отойти за реку Лунную; среди них были и сыновья князя. Сам же князь (или король) Арведуи до последнего оборонялся на Северных Холмах, а затем с горсткой дружинников бежал на дальний север: их спасла только резвость коней. Какое-то время Арведуи скрывался в заброшенных гномьих копях, на необитаемых отрогах гор, но в конце концов голод вынудил его искать помощи у Лоссотов, или Снегосиков, живущих в заливе Форохель.
Он наткнулся на их становище на побережье, но Снеговики не спешили помогать, так как королю нечего было дать взамен, кроме двух-трех драгоценностей, к которым они были равнодушны. К тому же они боялись Чародея, который, по их убеждению, мог насылать мороз или оттепель по своей воле. Однако, сжалившись над изголодавшимися беглецами (а может, и испугавшись их оружия), Снеговики снабдили несчастных пищей и построили им хижины из снега. Там Арведуи пришлось ждать какой-нибудь помощи с юга - всех своих коней они к тому времени потеряли.
Когда Кирдан Корабел узнал от Аранарта, сына
Это странное, угрюмое племя, остатки Фарадитов, древних людей, привыкших к лютым холодам под властью Моргота. Хотя лежит этот край всего в ста лигах к северу от Хоббитании, там царят суровые морозы. Лоссо-Арведуи, что король бежал на север, он немедленно выслал за ним корабль к заливу Форохель. Корабль плыл долго, сражаясь со встречными ветрами; наконец мореходы вошли в залив и издали заметили огонек - это изгнанники развели на берегу костер и поддерживали его с великим трудом. Зима в тот год долго не сдавалась, и хотя уже был март, залив почти целиком еще сковывали льды.
Снеговики, завидев корабль, испугались и поразились; на их памяти ни один корабль в их воды не входил. Они сразу же удвоили благосклонность к королю и его спутникам, и перевезли на санях как можно ближе к кромке, куда уже могла пристать спущенная с корабля шлюпка. Однако Снеговики были встревожены и твердили, что чуют в воздухе опасность. Вождь Лоссотов сказал Арведуи: "Не всходи на спину этого морского зверя! Если у мореходов есть запасы, пусть поделятся с вами, чтобы вы могли переждать у нас, пока Чародей удалится в свои владения. Летом силы его всегда слабеют, но сейчас дыханье его смертоносно, а ледяные руки достают далеко".
Арведуи не послушался совета. Он поблагодарил снеговиков и подарил их вождю на прощанье перстень. "Эта вещь стоит куда больше, чем ты можешь себе представить, - сказал он, - он ценен хотя бы древностью своей. Он не волшебный, но вызывает почтение в каждом, кто любит мой род. Он не спасет тебя от бед, но в случае нужды ты покажешь этот перстень моим соплеменникам, и они дадут тебе за него все, что ты пожелаешь".
Имел ли вождь Лоссотов дар предвидения, или так вышло случайно - во всяком случае, не успели они выйти в открытое море, как налетела страшная снеговая буря; ветер снес корабль к ледяным полям, льдины громоздились все выше - даже искусным морякам Кирдана ничего не удалось поделать; ночью льды раздавили корпус корабля, и он затонул. Так погиб Арведуи, Последний Король, а вместе с ним пошли на дно и палантиры. Лишь много лет спустя об этом стало известно от народа Снеговиков.
Жители Хоббитании уцелели, хотя война прокатилась по их землям и многим пришлось спасаться бегством. На помощь королю был снаряжен отряд лучников, которым не суждено было вернуться назад; многие из них участвовали в битве, в которой была разбита сила Ангмара (подробнее об этом упоминают летописи Юга). В годы мира, наступившего затем, народ Хоббитании жил в независимости и благополучии. Раз в несколько лет они выбирали себе правителя-тана и жили счастливо, хотя долго еще грустили о потере короля. Но в конце концов хоббиты обо всем позабыли и осталась лишь поговорка: "Когда король вернется"; так говорили о вещах недоступных или невозможных. Первым таном был некий Заик из Брендии, от которого ведут свой род Брендизайки. Он вступил в должность в 379 году по хоббитанскому летоисчислению, или в 1979 по гондорскому.
Со смертью Арведуи кончилась история Северного княжества; дунаданов осталось немного, племена Эриадора были почти все истреблены. Однако королевский род уцелел - теперь из него избирались вожди дунаданов. Первым из них стал Ара-нарт, сын Арведуи. Сын Аранарта, Арахаэль, воспитывался в Разделе, как и все последующие отпрыски рода; там же хранились родовые реликвии: обломки меча Нарсила, Звезда Элендила и жезл Ануминаса. Во времена Атанатара этот шлем заменили новым, украшенным драгоценными камнями, - именно им и короновали Арагорна.
Дунаданы жили теперь скрытно, скитались по свету, и их деяния редко воспевали барды или записывали летописцы. Теперь, когда Элронд покинул Средиземье, мы мало что можем узнать об этих временах. Еще не кончился период Худого Мира, а злые силы уже стали тайно и явно проникать в Эриадор; тем не менее вожди дунаданов обычно доживали до преклонных лет. Рассказывают, будто Арагорна Первого растерзали волки - они всегда были бичом Эриадора, не вполне изжитым и поныне. При Арахаде Первом дали знать о себе орки - как выяснилось впоследствии, они издавна таились в Мглистых горах, - перерезавшие все пути через перевалы в Эриадор. Так, в 2509 году супруга Элронда Келебрайна ехала в Лориен через перевал Багрового Рога; орки напали из засады, перебили свиту, а Келебрайяу похитили. Элладан и Эрлоир бросились в погоню и отбили мать, но ей довелось тяжко страдать в плену, и она была ранена отравленным оружием.
В Имладрисе Элронд излечил ее от телесных ран, но жизнь в Средиземье стала ей невмоготу, и год спустя она отправилась в Серебристую Гавань, чтобы отплыть за Море. Во времена Арасуэля орки расплодились в Мглистых горах и так обнаглели, что стали разорять окрестности. Дунаданцам вместе с сыновьями Элронда приходилось преследовать и уничтожать их. Именно в то время большая шайка подалась на запад, вторглась в Хоббитанию и была разгромлена Бандобрасом по прозвищу Бычий Рев.
Всего до рождения Арагорна Второго сменилось 15 вождей. Мы называем его "нашим королем", все жители Хоббитании рады видеть его, когда он останавливается отдохнуть у озера Эвендим по пути к возрожденному Ануминасу. Однако границ Хоббитании он никогда не переступает, соблюдая изданный им же закон, согласно которому люди-Громадины не должны ступать на земли хоббитов. Зато он часто останавливается на Большом Мосту и там встречается с друзьями и со всеми, кто хочет его видеть. Часто хоббиты присоединяются к свите короля или навещают его двор, где гостят, сколько захочется. Не раз навещали таким образом короля тан Перегрин и его милость бургомистр Сэммиум; его дочь, прелестная Эланор, служит фрейлиной при дворе королевы Арвен Вечерней Звезды. Так, на удивление всему миру, после тяжких потерь, северная ветвь рода дожила до наших дней. И хотя долголетие дунаданов в Средиземье неуклонно сокращалось, все же арнорцы жили дольше, нежели их родичи в Гондоре после того, как род их королей угас; многие из вождей Севера прожили вдвое больше обычного людского века, достигая преклонных лет, недоступных даже хоббитам. Арагорн прожил сто девяносто лет больше, чем кто-либо из его предков со времен короля Арвегила; ибо в нем, в Элессаре, возродилось достоинство древних королей.



★★★†Серый†★★★

Хотите найти много модов? Обращайтесь помогу!!!

 
☆☆☆Elvenstar☆☆☆Дата: Понедельник, 07/Дек/2009, 15:21 | Сообщение # 3
Толкинист
Группа: Модераторы
Сообщений: 2328
Награды: 4
Статус: Offline


 
4. ГОНДОР И НАСЛЕДНИКИ АНАРИОНА
После Анариона, павшего под Барад-Дуром, в Гондоре сменился тридцать один король. Хотя в пограничье война не угасала ни на один день, южные дунаданы более тысячи лет копили богатства, крепили свою власть на суше и на море, и так было до Атанатара II, прозваного Великолепным. Но первые признаки упадка проявлялись и раньше: мужи знатнейших родов Юга женились поздно и имели все меньше потомства. Первым бездетным королем стал Фаластор, вторым - Намаркил I, сын Атанатара Великолепного. Седьмой король, Остогер, отстроил Минас-Анор, и с тех пор на лето короли перебирались из Осгилиата туда. При Остогере же впервые произошло нападение Диких с востока, но сын короля Таростар разогнал их; за это он получил прозвище Ромендакил - Победитель Востока. Впоследствии Ромендакил погиб в битве с другой дикой ордой. За смерть отца отомстил Тарондор, заодно отодвинув границу Гондора намного дальше к востоку.
С двенадцатого короля, Тараннона, идет династия королей-мореходов. Они строили корабли и распространили власть Гондора на побережье к западу и к югу от устья Андуина. Чтобы увековечить победы своего флота, Тараннон принял имя Фаластор, что значит Властитель Берегов. Его племянник и преемник, Эарнил I, отстроил заброшенный древний порт Пеларгир и создал могучий флот. Он осадил Умбар с моря и с суши, взял его и превратил в большой порт и крепость.
Однако Эарнил недолго радовался победе - вместе со многими моряками он утонул во время великой бури у берегов Умбара. Сын его, Кириандил, продолжал строить флот, но жители Харада, подстрекаемые изгнанными из Умбара правителями, напали на новую крепость превосходящими силами, и король Кириандил пал на поле битвы при Харадвайте. Осада Умбара длилась долгие годы, но город остался за Гондором благодаря морскому могуществу державы. Сын Кириандила Кириагер терпеливо собирал силы, а затем напал на осаждающих и с моря, и с суши, переправился во главе большого войска через реку Харнен и в прах разбил войско Харада, чем и вынудил его правителей признать превосходство Гондора (1050). Кириагер взял себе имя Йармендакил - Победитель Юга.
До самого конца долгой жизни Йармендакила никто не смел ставить под сомнение его власть. Он правил сто тридцать четыре года - это было самое долгое, за единственным исключением, правление в истории рода Анариона. При нем Гондор достиг вершин расцвета. Королевство простиралось на север до реки Келебрант и южной границы Лихолесья; на запад - до Серой Воды, на восток - до внутреннего моря-озера Рун, а на юг - до реки Харнен и далее по берегу до полуострова и порта Умбар. Жители долин Андуина признавали власть Гондора, Харад платил дань, а сыновья его князей жили при дворе короля в качестве заложников. Мордор ярился, но ничего предпринять не мог, ибо на всех перевалах высились могучие крепости, и в них бодрствовала неусыпная стража.
Йармендакил был последним королем-мореходом. Сын его, Атанатар Великолепный, проводил жизнь в роскоши и наслаждениях; ходили слухи, что в Гондоре детишки играют драгоценными камнями, как песком. Атанатар, однако, пользуясь благами, не желал утруждать себя сохранением полученного наследства. И потому при нем Гондор стал клониться к упадку. Это не ускользнуло от внимания врагов, а между тем охрана Мордора ослабла. Однако явная опасность обрисовалась лишь при Валакаре: вспыхнула семейная распря, внутренние усобицы, которые привели к потерям, до конца так никогда и не восполненным.
Сын Калмакила, Миналькар, обладал большой энергией, и поэтому Нармакил, желая избавиться от всяческих забот, назначил его в 1240 году регентом. С тех пор Миналькар правил от имени короля, пока не унаследовал трон после отца. Его главной заботой стали норты. Это племя набралось сил за время мира, обеспеченного мощью Гондора; короли всегда были к нему благосклонны, ведь норты, потомки одного из трех Домов Эдайнов, были их ближайшими родичами в Средиземье. Поэтому нортам были дарованы обширные земли на другом берегу Андуина, к югу от Большого Зеленого леса, и поручено охранять Гондор от восточных варваров, которые издавна нападали со стороны равнины, тянущейся между морем Рун и Горелыми горами.
При Нармакиле I эти набеги возобновились, хотя поначалу не причиняли особого вреда. Однако в этот период выяснилось, что норты отнюдь не всегда хранят верность Гондору, а некоторые даже вступают в союз с восточными племенами - то ли из жажды добычи, то ли из-за застарелых распрей между князьями нортов. Поэтому в 1248 году Миналькару пришлось двинуть на варваров большую армию, и на равнине между Рованионом и морем Рун он разбил восточные племена, захватил их лагерь и разорил поселения к востоку от моря. За эту победу его также прозвали Ромендакилом. Затем он укрепил восточный берег Андуина вплоть до устья реки Мутной и перекрыл чужакам речную дорогу на юг от Эмин-Мэйл. Именно тогда были созданы каменные гиганты Аргонната у входа в озеро Нан-Хитоэль. Однако, нуждаясь в людях и не желая нарушать дружеские отношения с портами, король принял многих из них на службу и даже доверил некоторым высокие военные посты.
Особенной благосклонностью короля пользовался Видугавия, который оказал ему помощь во время войны. Он называл себя Главою Рованиона и был, несомненно, сильнейшим из князей Севера, хотя его собственные владения умещались между Зеленым Лесом и Кельдуином (река Быстрая). В 1250 году Ромендакил послал своего сына Валакара к Видугавии, чтобы юноша изучил язык, обычаи и выведав стремления нортов. Однако Валакар этим не ограничился; ему так понравилась и страна, и ее обитатели, что в конце концов он женился на Видумави, дочери Видугавии. На родину он вернулся лишь через много лет. Этот брак впоследствии стал причиной междоусобной войны.
Между тем высокомерные гондорцы косо поглядывали на нортов, занимающих в войске высшие должности; кроме того, считалось неслыханным, чтобы сын и наследник короля брал в жены дочь менее благородного, чуждого племени. Когда Валакар состарился, в южных провинциях вспыхнул мятеж. Королева была красивой и достойной женщиной, однако, как и все недунаданы, не была одарена долголетием; гондорцы опасались, что ее дети также будут жить мало и вследствие этого королевский род утратит свое древнее величие. Поэтому они не желали признавать королем ее сына Эльдакара - ведь он родился еще вне Гондора и в детстве звался Винитгаром на языке матери.
Итак, когда Эльдакар после смерти отца вступил на трон, разразилась война. Молодой король упорно отстаивал свои права: ведь в его жилах текла кровь мужественных, воинственных нортов. Когда мятежные гондорцы под руководством других отпрысков королевского рода напали на него, он оборонялся в Осгилиате, пока голод и превосходство сил противника не вынудили его покинуть пылающий город. В этом пожаре сгорел Звездный Купол, хранилище главного палантира, а сам палантир затонул в водах Андуина. Однако Эльдакар вырвался из кольца осады и бежал на север, на родину матери - в Рованион. К нему стекались многочисленные сторонники - норты, служившие в армии Гондора, и дунаданы из северных провинций, где многие уважали Эльдакара и горели ненавистью к его сопернику. Им был Кастамир, внук Калимехтара, младшего брата Ро-мендила II. Кастамир обосновывал свои права не только близким родством с царствующим родом, но и своей славой как предводителя флота: его поддерживали жители побережья и крупнейших портов: Умбара и Пеларгира.
Однако вскоре после прихода к власти Каста-мир разочаровал сторонников своей надменностью и скупостью; к тому же он был жесток, что проявилось при осаде Осгилиата: он велел казнить захваченного в плен Орнандила, сына Эльдакара, а резня и разорение, устроенные по его приказу в Осгилиате, вовсе не оправдывались военной необходимостью. Этого не простили молодому королю в Минас-Аноре и в Этериене, но окончательно Кастамир утратил доверие народа, когда все убедились, что его не интересуют земли Гондора, а только море и флот - он собрался перенести столицу в Пеларгир.
Спустя десять лет Эльдакар почувствовал, что настал благоприятный час и вторгся в Гондор с севера с большой армией; навстречу ему из Каленардона, Анориена и Этериена двинулись многочисленные сторонники. В Лебеннине, у брода через реку Эруи разгорелась битва, в которой пролилось немало благородной гондорской крови. Эльдакар собственной рукой сразил Кастамира, мстя за гибель сына. Но сыновья Кастамира уцелели и долго еще оборонялись со своими родичами и друзьями в Пеларгире.
У Эльдакара не было флота, чтобы осадить их с моря, и, накопив кое-какие силы, мятежники отплыли из Пеларгира и прочно обосновались в Умбаре. С тех пор Умбар и сделался прибежищем всех врагов короля, откололся от Гондора; многие поколения его жителей угрожали прибрежным провинциям, мешали плаванию гондорских судов. Вплоть до возвращения короля Элессара никому так и не удалось вполне покорить Умбар, а южные земли составляли предмет спора между корсарами и королями.
Потеря Умбара оказалась чувствительной для Гондора не только оттого, что сократились южные владения и ослабло влияние на Харад; места эти были памятными: именно здесь некогда высадился Ар-Фаразон Золотой, последний король Нуменора, и разбил наголову силы Саурона. И хотя впоследствии Ар-Фаразон привел Нуменор к гибели, даже приверженцы Элендила с гордостью вспоминали флот Ар-Фаразона, его могучее войско, словно вынырнувшее из моря; на самом высоком холме побережья в память об этой победе воздвигли белый обелиск с хрустальным шаром наверху: преломляя солнечный и лунный свет, этот шар всегда горел ясным звездным огнем; в хорошую погоду его видно было и на самых отдаленных побережьях Гондора, и в море. Этот памятник существовал, пока не возродилась мощь Саурона, - тогда Умбар был захвачен его приспешниками и памятник победы над Властелином Тьмы был, разумеется, уничтожен.
После повторного воцарения Эльдакара дунаданы, и не только королевского рода, стали все чаще смешиваться с соседними племенами; после междоусобных войн знатнейшие роды были подрублены под корень, а многие местности опустели, и Эльдакар, в благодарность за приют и помощь, приглашал туда переселенцев -нортов из Рованиона.
Хотя поначалу никаких неприятных последствий это не имело, век гондорцев становился все короче, и не только влияние Средиземья было тому виной: после падения Звездной Державы сияние Нуменора само собой постепенно угасало. Сам Эльдакар прожил 235 лет, из них десять он провел в изгнании, а правил всего 48 лет.
Другое, куда худшее несчастье обрушилось на Гондор в правление 26-го короля Телемнара (его отец, Минардил, погиб у Пеларгира в битве с корсарами, которыми предводительствовали тогда Ангамайт и Сангиандо, правнуки Кастамира). Вскоре после этого ветер из Мордора занес в страну моровую язву; мор погубил и самого короля, и всех его детей, и множество жителей, особенно в Осгилиате. Малое число уцелевших охватила подавленность, бдительность сторожевых постов ослабла, а форты над перевалами остались пустыми.
Лишь позднее было замечено, что все эти напасти сопровождались сгущением мрака в Зеленом Лесу; там стали появляться разные злобные твари: безошибочный знак возрождения Саурона. Правда, от мора пострадали и противники Гондора - иначе они не преминули бы завладеть обескровленным королевством. Однако Саурон не беспокоился - для него важнее всего было убрать стражу с границ Мордора.
После смерти Телемнара завяло и умерло Белое Древо в Минас-Аноре, однако племянник и наследник Телемнара Тарондор посадил во дворе Цитадели новое. Именно Тарондор окончательно перенес столицу в Минас-Анор, поскольку опустошенный Осгилиат некому было поднимать из руин. Жители, бежавшие от мора в Этериен или в западные долины, не имели охоты возвращаться.
Тарондор принял власть совсем молодым и правил дольше всех других королей, но не сумел свершить что-нибудь особенное - лишь навел порядок в государстве и взялся постепенно восстанавливать оборону. Сын его, Телимехтар, памятуя о гибели Минардила и обеспокоенный наглостью корсаров, которые в своих набегах доходили до Анфалата, собрал войско ив 1810 году взял штурмом Умбар. При этом погибли последние потомки Кастамира и Умбар был опять присоединен к короне. Телимехтар получил прозвище Умбардакил, Победитель Умбара, но вскоре эти земли вновь отпали и были захвачены вождями Харада.
Третьей бедой были нападения Возничих, терзавшие ослабленное государство без малого сто лет. Возничие, чужое племя, а вернее, союз многих восточных племен, набрались к этому времени сил и обрели военную мощь. Племя это кочевало в больших крытых повозках, воины его вступали в бой на колесницах. Подстрекаемые, как выяснилось впоследствии, посланцами Саурона, возничие внезапно напали на Гондор и в 1856 году в битве на берегу Андуина убили короля Нармакила II. Ими был захвачен восточный и южный Рованион, границы Гондора откатились до Андуина и Приречного Взгорья (Эмин-Мэйла). Калимехтар, сын Нармакила II, воспользовавшись восстанием в Рованионе, отомстил за смерть отца, разгромив захватчиков в 1899 году на поле Дагорлада. На какое-то время опасность отодвинулась. Во время правления Ара-фанта на севере и Одонгера, сына Калимехтара, на юге Арнор и Гондор впервые после долгих лет отчуждения сошлись на общий совет. Стало ясно, что всеми нападениями на потомков нуменорцев руководит чья-то единая воля. В эти годы Арведуи, наследник Арафанта, взял в жены Фириэль, дочь Одонгера (1940 год). Однако два нуменорских государства ничем не могли помочь друг другу: когда Ангмар напал на Артедайн, многочисленные орды Возничих навалились на Гондор.
К этому времени часть Возничих уже переселилась к югу от Мордора и вступила в союз с княжествами Кханда и Ближнего Харада. Ударив одновременно с юга и севера, враги чуть было не сокрушили Гондор окончательно. В 1944 году король Ондогер с двумя сыновьями, Артамиром и Фарамиром, пал в бою к северу от Мораннона и враг вторгся в Этериен. Однако Эарнил, предводитель южной армии, уничтожил на юге Этериена воинство Харада, переправившееся через реку Порос. Спешно перебросив полки на север, Эарнил собрал остатки разбитой северной армии и напал на главный лагерь врага в тот момент, когда Возничие, упоенные успехом, уверенные в полном бессилии Гондора, пировали, считая, что им осталось лишь прийти и разграбить беззащитную страну. Эарнил с налета уничтожил лагерь, поджег колесницы и повозки и изгнал кочевников из Этериена. Убегая от гондорцев, многие из них утонули в Гиблых Болотах.
После гибели Ондогера и обоих его сыновей права на корону Гондора предъявил Арведуи как прямой потомок Исилдура и супруг Фириэли, единственной оставшейся в живых наследницы Ондогера. Однако его притязания были отвергнуты стараниями Пелендора, который одно время был наместником Ондогера.
Коронный совет Гондора ответил князю Арведуи так: "Корона и власть в Гондоре принадлежат исключительно наследникам Менельдила, сына Анариона, которому Исилдур уступил эти земли. Согласно обычаям Гондора наследование идет лишь по мужской линии. Насколько нам известно, в Арноре придерживаются такого же обычая". Арведуи ответствовал: "У Элендила было двое сыновей, из них Исилдур, старший, был главным наследником отца. Мы слыхали, что имя Элендила до сих пор стоит первым в родословии гондорских королей и он был всеми признан как верховный правитель всех князей на землях дунаданцев. При жизни Элендила сыновья получили от него в совместное владение Южное королевство, Гондор; но после гибели Элендила Исилдур отправился на север, чтобы занять трон, поручив правление на юге сыну своего брата. Он не отрекался от верховной власти над Гондором и не считал раздел владений Элендила вечным. К тому же в Нуменоре Древнем корону получал первенец короля, будь это сын или дочь. Нуменорцы-изгнанники, непрерывно преследуемые врагами, не придерживались этого обычая, но никто его не отменял, и ныне мы на него ссылаемся, поскольку сыновья Ондогера погибли, не оставив потомства".
Гондор на это ничего не ответил. Права на корону предъявлял и Эарнил, победоносный предводитель войск; он принадлежал к королевскому роду и с согласия всех гондорских дунаданов был избран королем. Он был сыном Кириондила, сына Тальма-кила, сына Аркириата, брата Нармакила II. Арведуи не стал настаивать, у него не было ни сил, ни желания противиться воле гондорцев. Однако потомки его об этом праве не забыли даже после гибели Северных княжеств. А в те годы гибель эта была близка.
Арведуи был последним правителем Севера, что было предсказано еще при выборе имени для него. Рассказывают, будто провидец Мальбет сказал его отцу в день его рождения: "Назови его Арведуи, ибо он будет последним князем Артедайна. Дунаданы будут поставлены перед выбором, и если они выберут путь на первый взгляд более безнадежный, тогда сын твой изменит имя и станет повелителем большого королевства. В противном случае всех их ждут бесконечные горести и много поколений сменится, прежде чем дунаданы вновь воссоединятся".
В Гондоре после Эарнила тоже правил лишь один король. Быть может, если бы оба государства объединились, род королей не прерывался бы и можно было бы избежать многих несчастий. Вообще Эарнил был человеком разумным, гордыней не страдал, но ему, как и большинству гондорцев, княжество Артедайн казалось, несмотря на высокий род его правителей, лоскутком земли, не заслуживающим внимания. Он отослал к Арведуи гонцов с известием, что получил корону согласно законам Гондора и в интересах Южного королевства. "Однако я не забуду о потомках Арнора и не отрекусь от братских уз, - заверял он. - Мы не желаем, чтобы жители владений Элендила оставались чужими друг другу. В случае нужды обещаю помочь по мере моих сил".
Однако Эарнил долго еще не чувствовал себя в безопасности, и вряд ли мог выполнить обещание. Приняв власть после отца, князь Арафант из последних сил пытался противостоять Ангмару, но осенью 1973 года до Гондора дошли известия, что Артедайн под смертельной угрозой и Чародей готовит последний, роковой удар. Эарнил немедленно снарядил флот и отправил на север столько воинов, сколько смог снять с собственных границ, под началом сына своего, Эарнура. Однако Эарнур не успел еще достичь берегов Линдона, когда Чародей пошел на Артедайн и последний князь, Арведуи, погиб.
В Серебристой Гавани люди и эльфы восторженно встретили гондорский флот. Кораблей было много, и они так глубоко сидели в воде, что не все даже могли войти в порт, - и тем не менее ими заполнились все причалы Харлонда и Форлонда. С кораблей сошли многочисленные полки, хорошо вооруженные, снабженные всем необходимым для борьбы с самым сильным врагом, - так, во всяком случае, казалось жителям севера: ведь это была лишь малая часть сил Гондора. Наибольшее восхищение вызывали кони, вскормленные на берегах Андуина, и их всадники - рослые и красивые воины Рованиона.
Кирдан призвал к оружию всех способных биться мужей Линдона и Арнора, а когда все собрались, войско переправилось через реку Лунную и двинулось на север. Чародей из Ангмара переселился к этому времени в Форност, захватив и власть арнорских князей, и их столицу. Под его руку стекались всевозможные сторонники зла. Вполне уверенный в своих силах, он не стал дожидаться, пока противник достигнет крепости, а вышел навстречу ополчению, рассчитывая смести его первым же ударом, как прежде смел войско Артедайна. Гондорцы преградили ему путь у гор Эвендим, и на равнине между рекою Неньял и Северным Взгорьем разгорелась жестокая битва. Войско Ангмара уже дрогнуло и стало отступать к Форносту, когда гондорская конница, обойдя горы, налетела на отступающих с севера. Отступление превратилось в полный разгром и повальное бегство. Чародей с кучкой телохранителей умчался в Ангмар. Но он не успел укрыться в своей столице Карн-Дум: конники Гондора во главе с Эарнуром настигли его. В это же время подоспел отряд эльфов из Раздела под началом Глорфинделя.
Поражение Ангмара было столь сокрушительным, что к западу от гор больше не видели ни одного приспешника зла - ни орка, ни человека.
Однако рассказывают: когда, казалось бы, с Ангмаром было покончено, внезапно перед гондорцами явился сам Чародей, в черном плаще, черной маске, на вороном коне. Непреодолимый страх пригвоздил людей к месту. А Чародей с воплем лютой ненависти набросился на предводителя гондорцев. Эарнур был готов ответить ударом на удар, но конь его, испуганный, отскочил и унес всадника, не слушая узды.
Чародей рассмеялся, и никто из слышавших этот смех не мог забыть его до конца своих дней. Но тут из рядов выехал Глорфиндель на белом коне. Смех застрял у Чародея в глотке. Развернув коня, черный всадник помчался галопом прочь и исчез во тьме наступающей ночи. Никто не знал, куда он скрылся.
Эарнур вскоре вернулся, но Глорфиндель, вглядевшись в густеющий мрак, остановил его:
- Не гонись за ним! Он сюда более не вернется. Гибель настигнет его далеко отсюда, не скоро и не от руки мужа.
Многие гондорцы запомнили слова эльфа. Но Эарнур с трудом подавил ярость и желание отплатить за невольную слабость.
Так настал конец зловещему княжеству Ангмар, а Эарнур заслужил неукротимую ненависть Чародея; но еще много лет должно было пройти, пока это стало явным.
Через много лет выяснилось и другое: именно тогда, при короле Эарниле, Чародей подался в Мордор и собрал при себе всех Призраков Кольца, вождем которых он был. Но лишь в 2000 году страшная девятка перешла со своими войсками Кирит-Унгол и осадила Минас-Этер. После двух лет осады крепость перешла в руки приспешников Мордора вместе с хранившимся там палантином; и оставалась она под их властью до самого конца Третьей Эпохи. Минас-Этер, крепость Восходящей Луны, стала гнездом зла и получила название Минас-Моргул, Замок Злых Чар. Большинство прежних жителей Этериена бежало из этих краев.
Эарнур не уступал своему отцу в мужестве, но сравниться с ним мудростью не мог. Он был силен и горяч, жениться не хотел, ибо единственной утехой для него были воинские упражнения и битвы. Он владел оружием так искусно, что никто не мог взять над ним верх на турнирах, которые Эарнур любил безмерно - что было, конечно, более к лицу богатырю или мастеру фехтования, но отнюдь не правителю большого государства. Силу и ловкость он сохранил до преклонного возраста.
Когда в 2043 году Эарнур получил корону, правитель Минас-Моргула прислал ему вызов на поединок, издевательски напоминая, как некогда на Севере будущий король не осмелился сразиться с ним. Но в этот раз Наместнику Мардилу удалось удержать разгневанного Эарнура от безумного поступка. Главным городом Гондора со времен короля Телемнара стал Минас-Анор, Крепость Восходящего Солнца; в те годы его переименовали в Минас-Тирит, Крепость Последней Надежды - ибо она отныне стояла как последний оплот против угрозы Мордора. Семь лет спустя повелитель Моргула повторил вызов, издеваясь над Эарнуром: он, дескать, и смолоду имел заячье сердце, а теперь вообще стал дряхлым старцем. Мардилу уже не удалось обуздать гнев короля, и Эарнур с небольшой свитой отправился в Минас-Моргул. Больше в Гондоре не видели ни короля, ни его спутников. Скорее всего, Чародей предательски захватил короля, и тот окончил свои дни в муках за стенами Минас-Моргула. Но свидетелей гибели Эарнура не было, и потому наместник Мардил, прозванный Степенным, продолжал править от его имени.
К этому времени потомков королевской крови оставалось уже немного. Междоусобицы подкосили род, породили у королей недоверие к родственникам. Некоторые из них, чувствуя это недоверие и слежку, бежали в Умбар, к корсарам. Другие, отрекаясь от нуменорского происхождения, женились на женщинах средиземских племен. Вот почему после исчезновения Эарнура не нашлось ни одного претендента, который мог бы похвалиться чистотой рода и при этом всех удовлетворил бы. Воспоминание о годах распри тяготело над всеми, боялись ее повторения, а в новых условиях это означало бы безусловную гибель Гондора. Годы шли, а страной по-прежнему правил Наместник; корона Элендила покоилась на гробнице короля Эарнила, где ее оставил Эарнур, уходя в роковой поход.

5. НАМЕСТНИКИ
Род Наместников выводят от Турина, наместника Минардила (1621-1634); Турин был уроженцем земли Эмин-Арнен, в жилах его текла нуменорская кровь. В последующие годы короли всегда выбирали себе Наместников из его потомков, а со времен Пелендора эта должность стала наследственной и переходила от отца к сыну или ближайшему наследнику.
Каждый новый Наместник, вступая в должность, присягал, что будет править "от имени короля и до его возвращения". Однако очень скоро эти слова стали просто частью церемониала, которой не придавали особого значения, ибо Наместники имели полную власть, равную королевской. Несмотря на это, в Гондоре сохраняли веру в то, что король еще вернется; кое-кто помнил о существовании Северной ветви рода, ходили слухи, что потомки Исилдура живут, скрываясь в лесах. Наместники предпочитали эти слухи не замечать. Однако ни один из них не позволил себе сесть на королевский трон или коснуться короны и жезла. Символом наместничества служил белый посох; на белом полотнище флага Наместников не было никаких изображений, в то время как на черном стяге королей изображалось цветущее белое дерево под семью звездами.
После уже упомянутого Мардила Степенного, которого считают родоначальником, сменилось еще двадцать четыре Наместника; двадцать шестым и последним стал Денетор II. Первоначально их правление протекало мирно, Худой Мир еще длился, Саурон отступил перед Советом Мудрых, а Призраки Кольца бездеятельно таились в долине Моргул. Лишь при Денеторе I начались беспрестанные стычки на границах, хотя войны никто открыто не объявлял.
К концу правления Денетора I из Мордора выплеснулось племя Уруков, черных орков невиданного роста и силы, в 2475 году они вторглись в Этериен и захватили Осгилиат. Боромир, сын Денетора (это в его честь был назван сын Денетора Второго, входивший в отряд Хранителей), разгромил орков и очистил Этериен, но Осгилиат был окончательно разрушен, а большой каменный мост рухнул. Боромир был выдающимся правителем, его побаивался даже вождь Девятки. Благородный, статный, крепкий и духом, и телом, в одном из сражений он был ранен отравленным моргульским клинком, и это сократило его жизнь; истерзанный страданиями, он лишь на 12 лет пережил своего отца.
После него долго правил Кирион, осторожный и разумный; однако ему немного удалось сделать, ибо Гондор уже был заметно стеснен в движениях. Кирион заботился об охране границ, но отбивать удары врагов, а вернее, тайной силы, которая их направляла, ему было уже не по плечу. Корсары грабили побережье, но главная опасность грозила Гондору с севера. На обширных равнинах Рованиона, между Лихолесьем и рекой Быстрой, жили теперь дикие племена, полностью подчиненные Дол-Гулдору. Ряды их все росли, к ним присоединялись новые орды с Диких Полей, а народ Каленардона вымирал. Кирион с величайшими усилиями удерживал берег Андуина. В 2510 году, предчувствуя бурю, Кирион послал гонцов на север, но было уже поздно. Построив множество плотов и лодок, Дикие толпами переправились через Андуин, разбили заградительные отряды Гондора и преградили дорогу войскам, идущим с юга, - гондорцы оказались отброшенными до реки Мутной, где на них напали еще и орки (горные), но тут подоспела нежданная помощь. Впервые в Гондоре услыхали боевой клич ристанийцев. Эорл Юный во главе своей конницы разогнал вражескую орду и выбил ее из Каленардона. В благодарность за это Кирион отдал освобожденные земли во владение Эорлу, который поклялся хранить союз и верность Гондору.
При Берене, девятнадцатом наместнике, Гондор оказался в еще большей опасности. Три флотилии корсаров, исподволь приготовившись, напали из Умбара и Харада на побережье; во многих местах им удалось высадиться, на севере они дошли до устья Изены. Одновременно было совершено нападение на Ристанию с запада и с востока, так что пришлось Эорлингам отступить в долины Белых гор. В этом году - 2758 - Долгая Зима принесла ранние морозы и метели, и длилась она около пяти месяцев. Хельм с плоскогорья Рохан и двое его сыновей погибли на войне, смерть и опустошение воцарились в Эриадоре и Рохане. Однако в Гондоре, расположенном к югу от гор, было немного легче, и еще до наступления весны Берегонд, сын Берена, разгромил захватчиков и сразу же выслал подкрепление в Ристанию. Берегонд был лучшим воителем Гондора после Боромира, и поэтому после его вступления в должность наместника в 2763 году страна стала быстро оживать. В Ристании раны войны затягивались медленнее. Поэтому Верен охотно принял предложение Сарумана и отдал ему ключи Ортханка. С этого времени (2759 год) Саруман хозяйничал в Изенгарде.
При Берегонде разгорелась война гномов с орками в Мглистых горах (2793-2799); на юге об этом узнали лишь тогда, когда удирающие из Нандогириона орки попытались пробиться через Ристанию к Белым горам, чтобы там осесть. Много сражений прокатилось по долинам, пока удалось разделаться с непрошенными гостями. После смерти Белектора II? двадцать первого наместника, в Минас-Тирите увяло Белое Древо; нового семени отыскать не удалось, и засохшим ствол оставили на месте "до возвращения короля".
При Турине II враги Гондора снова зашевелились. Саурон набирался новых сил, приближалось возрождение его власти. Лишь немногие отважные люди жили еще в Этериене, большинство перебралось на западный берег Андуина, спасаясь от набегов мордорских орков. Именно в этот период Турин построил в горах тайные укрытия для своих воинов - дольше всех прослужили пещеры Эннет-Аннун. Турин также укрепил остров Каир-Андрос, что способствовало обороне Этериена. Но теперь Гондору угрожали с юга; вожди Харада заняли южные провинции, а на реке Порос беспрерывно вспыхивали стычки. Когда значительные силы орков проникли в Этериен, ярл Ристании Фольквин, верный давнему союзу, выслал большой отрад конницы в Гондор. С его помощью Турин одержал победу у брода через Порос, но в этом бою полегли оба сына Фольквина. Ристанийцы похоронили братьев-близнецов по обычаю своего народа, насыпав над ними высокий курган. Долгие годы высился он над рекой, и враги Гондора не осмеливались пользоваться этим бродом.
После Турина наместником стал Тургон, но из его правления запомнилось лишь то, что за два года до его смерти Саурон восстал и вернулся в Мордор, где давно уже все было готово к приему Властелина Тьмы. Вновь отстроился Барад-Дур, проснулась Роковая Гора, последние жители покинули Этериен. После смерти Тургона Саруман объявил себя владельцем Изенгард и взялся превращать его в неприступную твердыню.
Эктелион II, сын Тургона, был разумным правителем. Все силы, какие еще оставались в его распоряжении, он использовал для укрепления границ. Он охотно принимал на службу людей из ближних и дальних краев, а тех, кто оказывался достоин доверия, щедро награждал и отличал. Особенно дельную помощь и советы получал Наместник от одного военачальника, которого полюбил сильнее, чем других. Гондорцы прозвали его Торонгил, Звездный Орел, ибо был он в движениях быстр, глаз имел острый, а на плаще носил аграф в виде звезды; но никто не знал ни его подлинного имени, ни родины. Ко двору Эктелиона он явился из Ристании, где до того служил ярлу Тенгилу, но уроженцем Ристании не был. На море и на суше он прославился как выдающийся воитель, люди охотно шли за ним; однако незадолго до смерти Эктелиона он исчез так же таинственно, как и появился. Торонгил часто убеждал Эктелиона, что умбарские мятежники - угроза и для Гондора, и для его ленных владений на юге, которая может оказаться смертельной, если Саурон открыто начнет войну. Наконец Наместник позволил ему собрать флот; напав на Умбар врасплох, гондорцы сожгли большую часть стоявших в порту корсарских судов. В бою на берегу Торонгил убил коменданта порта, а затем отступил, понеся незначительные потери. Однако, когда флот на обратном пути свернул к Пеларгиру, он, к удивлению и огорчению воинов, сообщил, что не может вернуться в Минас-Тирит, где его ждут почести и награды. Он послал гонца к Эктелиону и передал такие прощальные слова: "Меня призывают иные обязанности, и много, верно, воды утечет, много опасностей придется преодолеть, пока я вернусь - если мне вообще суждено вернуться". Никто не знал, что за обязанности призывали его, куда он направился; попрощавшись с соратниками, он переправился на лодке через Андуин и удалился. В последний раз его видели стоящим на берегу, лицом к Стране Тени. В Минас-Тирите весть об уходе Торонгила вызвала большую печаль; это была тяжкая утрата для всех - кроме Денетора, сына Эктелиона, который в это время был уже зрелым мужем и готовился принять власть, что и случилось спустя четыре года, после смерти Эктелиона.
Денетор был статным, горделивым, решительным; уже давно не видали в Гондоре правителя столь королевской внешности. Притом он был мудр, прозорлив, начитан. Денетор с Торонгилом казались похожими, как братья; но чужеземцу постоянно доставалось первое место и в сердцах людей, и в душе Эктелиона. Многие гондорцы считали тогда, что Торонгил устранился, чтобы не дождаться минуты, когда соперник станет Наместником и его повелителем; но на самом деле Торонгил не соперничал с Денетором и не стремился подняться выше того звания, которое он сам себе присвоил, - слуги Эктелиона. Только в одном вопросе он резко разошелся с Денетором: по его мнению, нельзя было верить Саруману Белому из Изенгарда и стоило завести дружбу с Гэндальфом Серым; Денетор же никогда не дружил с Гэндальфом, и после смерти Эктелиона мага принимали в Минас-Тирите не особенно радушно. Гораздо позже, когда тайное стало явным, многие считали, что Денетор, одаренный проницательным умом, видящий дальше и глубже многих, уже тогда открыл, кем был таинственный пришелец, и подозревал, что Торонгил с Митрандиром плетут заговор, стремясь отстранить его от власти.
Когда Денетор стал Наместником (2984), то проявил себя сильным властителем и уверенно держал бразды правления. Говорил он мало, советы всегда выслушивал, а затем поступал, как считал нужным. Женился он поздно (2976), взяв в жены Финдуилас, дочь Адраэля, конунга Дол-Амрота. Она была прекрасна и добра, но умерла, прожив всего двенадцать лет после свадьбы. Денетор по-своему любил ее больше всего на свете, разве что старшего из сыновей, которых она ему подарила, любил он больше. Однако со стороны казалось, что Финдуилас угасает в каменном городе, словно цветок побережья, пересаженный на бесплодную скалу. Тень Мордора пугала ее, и она с тоской вспоминала родимые приморские края...
После смерти жены Денетор помрачнел и замкнулся еще сильнее; он проводил целые дни, размышляя в своей башне, предчувствуя неотвратимое нападение Мордора. Позже распространилось мнение, что Денетор, желая получить знания, излишне уверенный в себе, рискнул заглянуть в палантир Белой Башни. Никто из его предшественников на это не отваживался, даже короли Эарнил и Эарнур не пользовались своим кристаллом после того, как пал Минас-Этер и палантир Исилдура попал в руки Врага, - ибо кристалл, хранившийся в Минас-Тирите, или палантир Анариона, был теснее всего связан именно с тем, который теперь принадлежал Саурону. Так Денетор нашел способ узнавать обо всем, что творится в его государстве и даже далеко за его пределами; люди поражались его проницательности, но дорого заплатил за это Наместник, постаревший раньше времени, истощенный непосильным состязанием с волей Саурона. Гордость и отчаяние одновременно росли в его душе, и в конце концов все прочие дела заслонило перед ним это соперничество с Барад-Дуром; он более не верил никому, кто, противостоя Саурону, не служил непосредственно Гондору.
Тем временем назревала Война за Кольцо, а сыновья Денетора выросли и возмужали. Боромир, старший на пять лет, был похож на отца красотой и гордостью, но и только. Характером он более напоминал короля Эарнура - как и тот, Боромир не собирался заводить семью и превыше всего любил военное искусство; отважный и сильный, он был равнодушен к древним книгам, хотя с удовольствием слушал истории о битвах былых времен. Младший, Фарамир, напоминал брата внешностью, но не нравом. Он умел читать в се



★★★†Серый†★★★

Хотите найти много модов? Обращайтесь помогу!!!

 
Форум » Вселенная Lord of the Rings » Летопись Средиземья » КОРОЛИ НУМЕНОРА
Страница 1 из 11
Поиск: